Ингла Франка©: что это такое?

Перефразирую «лингва франка» на современный лад- получаю «ингла франка», так как именно «Инглиш» сегодня и есть признанный язык международного общения. Хоть в коверканном художественном переводе моего нового термина получается несуразное «Франкский английский», сегодня я вижу в этом большой смысл. Какой?

Для справки: Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Ли́нгва фра́нка (итал. lingua franca — франкский язык) — язык, используемый как средство межэтнического общения в определённой сфере деятельности. Исторически термин лингва франка впервые стал использоваться для обозначения смешанного языка, на котором некогда говорили в средиземноморском регионе.
Это название представляет собой итальянский перевод арабского lisan al-ifrang, арабское же название возникло из-за того, что ещё со времени крестовых походов арабы называли всех западноевропейцев франками; франкскими они называли и романские языки. Одним из первых надрегиональных языков стал койне, который использовался в качестве общего диалекта в армиях Александра Македонского.
На постсоветском пространстве в качестве лингва франка выступает русский язык. В Африке примерами лингва франка могут служить такие языки, как суахили, хауса и бамана. Часто в роли лингва франка выступают пиджины, однако в его качестве может использоваться и полноценный язык, который не является родным ни для одной из использующих его этнических групп (примером может послужить английский язык, используемый как лингва франка во многих странах Британского Содружества). Кроме того, английский язык сейчас является лингва франка и в европейском бизнесе, науке и авиации. Он также заменил французский как язык дипломатии после Второй мировой войны, как результат евро-атлантических интеграций и усиления роли США в регионе и мире.
В современном мире лингва франка так же являются, думаю, языки программирования.

Но главный и первый лингва франка сегодняшнего дня — это английский. На нем же основаны всяческие языки, связанные с программированием и компьютеризацией.

Английский даже называют «универсальным языком», наряду с музыкой и математикой, что, на мой взгляд, слишком громко сказано, но имеет место быть. Интересно об этом в следующем аудио, об английском на английском:

Текст речи Джея Волкера:

Let’s talk about manias. Let’s start with Beatle mania. Hysterical teenagers, crying, screaming, pandemonium. Sports mania. Deafening crowds. All for one idea. Get the ball in the net. Okay, religious mania. There’s rapture. There’s weeping. There’s visions. Manias can be good. Manias can be alarming. Or manias can be deadly.

The world has a new mania. A mania for learning English. Listen as Chinese students practice their English by screaming it.

Teacher: … change my life!

Students: I will change my life.

T: I don’t want to let my parents down.

S: I don’t want to let my parents down.

T: I don’t ever want to let my country down.

S: I don’t ever want to let my country down.

T: Most importantly … S: Most importantly …

T: I don’t want to let myself down.

S: I don’t want to let myself down.

Jay Walker: How many people are trying to learn English worldwide? Two billion of them.

Students: A t-shirt. A dress.

JW: In Latin America, in India, in Southeast Asia, and most of all in China. If you are a Chinese student you start learning English in the third grade, by law. That’s why this year China will become the world’s largest English speaking country. (Laughter) Why English? In a single word: Opportunity. Opportunity for a better life, a job, to be able to pay for school, or put better food on the table. Imagine a student taking a giant test for three full days. Her score on this one test literally determines her future. She studies 12 hours a day for three years to prepare. 25 percent of her grade is based on English. It’s called the Gaokao. And 80 million high school Chinese students have already taken this grueling test. The intensity to learn English is almost unimaginable. Unless you witness it.

Teacher: Perfect! Students: Perfect!

T: Perfect! S: Perfect!

T: I want to speak perfect English.

S: I want to speak perfect English.

T: I want to speak — S: I want to speak —

T: perfect English. S: perfect English.

T: I want to change my life!

S: I want to change my life!

JW: So is English mania good or bad? Is English a tsunami, washing away other languages? Not likely. English is the world’s second language. Your native language is your life. But with English you can become part of a wider conversation. A global conversation about global problems. Like climate change or poverty. Or hunger or disease. The world has other universal languages. Mathematics is the language of science. Music is the language of emotions. And now English is becoming the language of problem solving. Not because America is pushing it. But because the world is pulling it. So English mania is a turning point. Like the harnessing of electricity in our cities, or the fall of the Berlin Wall, English represents hope for a better future. A future where the world has a common language to solve its common problems.

Thank you very much. (Applause)

Впечтляет. Просто и убедительно. Но, если задуматься, значение английского языка здесь немного преувеличено. Теоретически, его место мог бы занять любой другой язык, например, испанский или русский. Ранее международным языком в политике считался французский, техническим — немецкий. Их всех вытеснил английский.

Многие объясняют это просотой и доступностью английского. Не согласна. Многие языки значительно проще, например, латынь и все романские языки, индонезийский, турецкий и т.д. Тех, кто сталкивался с грамматикой английского, с бесчисленными фразовыми глаголами и нелегким произношением, знают, что ничего легкого в английском нет.

Объективнее объяснить первенство английского языка в современном мире первенством его носителей в политико-эномической ситуации нашего сегодня. А сильнейшие диктуют правила и устанавливают свои стандарты и законы.

Будем откровенны: в наши дни для людей, не владеющих английским, закрыты большинство приличных дверей. Но это дикое неудобство жить и изъясняться на неродном языке. А что делать? Такова жизнь и приходится приспосабливаться. Или оставаться за бортом.

Проблема в том, что иностранный язык выучить до уровня своего родного очень трудно. И дело не в грамматике, не в словарном запасе, а в объеме культурного материала. Например, русские всех живущих ныне поколений часто шутят фразами из старых советских комедий.

Получается, что даже человек, владеющий языком «в совершенстве» всегда имеет пробелы. Да, даже сам носитель языка всегда имеет пробелы, но они другого качества и на другом уровне.

В итоге, потратив долгие 3-5 лет упорного изучения английского языка, мы владеем не совсем английским языком, а чем-то на подобии «новояза» из романа «1984» Оруэлла.

Мы можем объясниться в кафе и магазине, мы знаем заученные песенки и стишки. Но мы не мыслим широко, не филовствуем, не открываем новые горизонты качественных рассуждений. Все фразы на бытовом уровне. Мы даже можем говорить о политике и науке, но шаблонно, согласитесь?

Думаю, надо учить и знать иностранные языки, но не забывать свои родные язык и культуру, развиваясь в направлении последних.